Жизнь диких лошадей в природе

Чем завершилась эволюция вольных скакунов в природе Казахстана?

Жизнь диких лошадей в природе

Счастливые для природы Казахстана годы не случайно совпали с “лихими 90-ми”. Население было занято собственным выживанием и теснилось поближе к городам. Опустели и зачахли дальние отгоны.

Отошли в прошлое (или замерли в ожидании будущего) масштабные пикники “на лоне”. Автомобили стали тем, ради чего создавались – средством передвижения, а охота, напротив, стала роскошью, непозволительной для большинства.

Словом, Природа получила неожиданную передышку и очень необходимый отдых.

Дикая лошадь / Фото Андрея Михайлова

И это было звёздное время бескорыстного любования окружающим пространством для тех редких казахстанцев, которые могли себе это позволить и могли об этом подумать. Думаю, что мне уже больше такой возможности не представится.

Как и многим другим любителям природы.

На рубеже тысячелетий можно было наслаждался чистым общением с абсолютно пустынными просторами девятого по площади государства планеты – чтобы оказаться в одиночестве, достаточно было просто выехать за город и просто свернуть с шоссе.

Вот тогда-то они и попались мне на глаза в пустыне Сарыесик-Атырау.

Мы с товарищем сбились с пути (эра GPS ещё не наступила) и поднялись на ближайший бархан, осмотреться. Подымаемся на гребень и видим… лошадей! Небольшой табун спустился на водопой к камышам, обрамляющим северный берег Балхаша. Откуда он тут, в совершено безлюдной пустыне? Неужели тут кто-то живёт?

Лошади замечают нас и неожиданно, вместо того, чтобы, как положено спокойно пить воду дальше, со всех ног бросаются прочь. Слабеющий топот и удаляющееся облачко пыли свидетельствуют о том, что они ни на шутку перепуганы. Кони боятся людей?

Дикие! – поведение табуна не оставляло сомнений.

Так значит, рассказы о появлении в песках Прибалхашья “диких лошадей” не выдумка? Выходило, что так. К чему, в таком случае, кавычки? Давайте по порядку.

Вольные скакуны волновали воображение древних наскальных живописцев / Фото Андрея Михайлова

Про длинную историю эволюции лошади на просторах Казахстана я писал в статье “Когда в Казахстане появились первые лошади?”. Но не менее интересен вопрос – когда они исчезли.

Как известно, оставшиеся представители диких скакунов, названные “лошадьми Пржевальского”, нашли последнее прибежище в диких просторах пустынь Монголии и Джунгарии.

А что же Казахстан, границы которого непосредственно примыкали к этому реликтовому ареалу и природные условия которого мало чем от него отличались? Знаменитый исследователь Алтая А.Н.

Седельников (уроженец, кстати, этих мест) в своё время сообщал, что в долину Чёрного Иртыша забегает дикая лошадь Пржевальского. Это, правда, породило в учёной среде немалые сомнения.

Сам Седельников наблюдений не проводил – ссылался на расспросы бывалых.

Зато в западной части Казахстана (левобережье Урала) другая разновидность дикой лошади – тарпан, встречался и Рычкову (1762), и Фальку (1824), и Эверсману (1866).

Такой изображали дикую лошадь наши предки / Фото Андрея Михайлова

Их мясом с удовольствием скоромился бывалый англичанин Антоний Дженкинсон, посланный Иваном Грозным в 1558 году устанавливать торговые пути:

“Король по имени Азим-хан… принял меня очень хорошо и предложил мне есть в его присутствии,… угощая меня мясом дикой лошади и кобыльим молоком без хлеба”.

Он же поведал типично охотничий рассказ о том, как это мясо достаётся людям:

“Там много диких лошадей, которых татары иногда убивают при помощи своих соколов следующим образом. Соколов приучают хватать животное за шею или за голову. Разгорячённое бегом животное утомляется от упорного долбления сокола; тогда охотник, гоняющийся за своей дичью, убивает лошадь стрелой, или мечом.”

Писавший свой знаменитый труд о “киргиз-кайсаках” уже в XIX веке, Алексей Лёвшин также приводит свидетельства об охоте на тарпанов и куланов (последние принадлежат к тому же роду лошадиных, но отнести их к настоящим лошадям можно с некоторой натяжкой), которое и в его время была ещё весьма обычной:

“Киргиз-кайсаки стреляют диких лошадей для пищи и ловят для употребления на перевозку тяжестей. Обучать диких лошадей или делать их ручными почитается киргизами возможным; ловят их иногда весьма просто арканами…

Мясо диких лошадей, хотя и употребляется киргизами в пищу, но не так вкусно, как мясо домашней лошади. Говорят, будто бы в нём попадается много песку. Кожа дикой лошади употребляется в Бухарии на делание шагринов, а киргизы находят в ней целебную силу и зашивают в неё больных.”

…Тарпан не пережил XIX столетия. Официально считается, что он дожил до 1876 года, когда последний экземпляр был убит в Мелитопольском уезде в Аскания-Нова (современная Украина). А на территории Казахстана? “Как известно, – сообщает авторитетный труд Института зоологии “Звери Казахстана”, – к середине XIX в. в результате чрезмерного преследования этот вид был истреблён полностью.”

Братья-путешественники Грум-Гржимайло с ценным трофеем – лошадью Пржевальского

Любопытно, что примерно к тому же времени относятся первые сведения Н.М. Пржевальского о существовании в глубинах Азии другой дикой лошади, получившей имя неутомимого исследователя. Тогда же были добыты первые экземпляры лошади Пржевальского (на приводимом фото с ценными трофеями – известные братья-путешественники Грум-Гржимайло).

Однако к середине XX века и она перестала встречаться в природе, заняв своё привычное место в зоопарках по всему миру. В Китае, правда, ведутся работы по фермерскому разведению лошадей Пржевальского, для последующего расселения их по местам былого обитания.

Но вернусь к тому, с чего начал. К личной встрече с “дикими лошадьми” в Прибалхашье в конце прошлого столетия. Это, конечно, были не турпаны и не крестники Николая Михайловича. А типичные “мустанги” – не дикие, а одичавшие лошади, реликты не палеонтологические, а колхозные.

Тот, кто читал книги, или хотя бы смотрел советское кино, конечно, знаком с этим названием по самому захватывающему произведению Майн Рида “Всадник без головы”, герой которого – лихой мустангер, охотник за этими самыми мустангами.

Лошади, попавшие в безлошадную Америку вместе с испанцами, быстро вспомнили о своей забытой прародине и охотно перешли к дикому образу существования в безбрежных прериях Дикого Запада.

Диких лошадей в Казахстане сегодня можно увидеть разве что в зоопарке / Фото Андрея Михайлова

И эта способность – быстро дичать – весьма характерна для одного из самых старых спутников человека. Вот выдержка из универсального справочника Брокгауза-Ефрона:

“Замечательна лёгкость, с которой лошади, предоставленные самим себе, при сколько-нибудь благоприятных условиях возвращаются в дикое состояние и начинают вести образ жизни, ничем не отличающийся от образа жизни диких представителей семейства.”

А вот цитата из универсального географического справочника “Россия” (XVIII том “Киргизский край”)”:

“…Водятся в степи стадами, крайне осторожны и пугливы; население пыталось приручить куланов, чтобы пользоваться ими как рабочей силой, но, кажется до настоящего времени эти попытки были неудачны, хотя в неволе животные и уживались.

Куланы кочуют в степи, сообразно временам года; весной они двигаются к северу, а осенью – к югу. К куланам иногда подбиваются киргизские лошади, остаются с ними и дичают.”

Про мустангов в пустынях Прибалхашья говорили в конце прошлого века упорно и азартно. Об этом, в частности, можно было прочитать у нашего известного писателя-натуралиста Павла Мариковского. И со стороны Или, и со стороны Каратала – у начинающих “мустангеров” была одна, но пламенная мечта. Найти блуждающий в самых недоступных частях пустыни табун и… думаете поймать? Перестрелять. На мясо!

Наши предки изобразили диких лошадей на петроглифах / Фото Андрея Михайлова

Откуда взялись те одичавшие кони в пустыне Сарыесик-Атырау? Присутствие человека угадывалось к тому времени лишь по разбросанным там и тут по пустыне колодцам с вонючей застойной водой. Да по руинам навсегда покинутых чабанских зимовок.

Старый советский агропром приказал долго жить и стремительно превратился в археологический объект. И явление одичавших лошадей, потерянных в диколетье Перестройки логично сопутствовало моменту. Как и явление одичавших собак, кошек, верблюдов.

Да и людей тоже…

Читайте Informburo.kz там, где удобно:

Источник: https://informburo.kz/stati/chem-zavershilas-evolyuciya-volnyh-skakunov-v-prirode-kazahstana.html

Современные дикие лошади

Жизнь диких лошадей в природе

По иронии судьбы, сегодня истинно дикие лошади, которых остались в мире считанные единицы, живут в зоопарках и заповедниках под присмотром человека, едва не уничтожившего их за годы длительного совместного существования. В то время как миллионы домашних ведут на свободе абсолютно дикий образ жизни.

Когда-то давным-давно прирученные, но выбравшие вольницу и посему одичавшие, они из поколения в поколение обитают в естественных условиях. И если повадками эти кони (американские мустанги, австралийские брамби, французские камаргу и др.) похожи на своих диких предков, то внешний вид выдает в них современную лошадь.

Достаточно одного взгляда на длинную гриву, чтобы распознать в дикаре потомка одомашненного скакуна.

Американские мустанги

На территорию Северной Америки лошадей — 11 жеребцов, 5 кобыл и жеребенка — завез испанский конкистадор Эрнан Кортес в 1519 г. Это были маленькие, быстрые и выносливые кони — все андалузцы, скрещенные с берберами и арабами. Случалось, что лошади терялись при переездах, убегали от хозяев или оказывались брошенными.

В прериях без контакта с человеком они дичали, сбивались в табуны и плодились. Так появилась типичная дикая лошадь Америки — мустанг. Это название происходит от староиспанского слова mesteno, что означает «дикий», «без хозяина».

Смелые, выносливые и строптивые мустанги отличаются друг от друга ростом, телосложением, мастью (гнедая, рыжая, чалая, пегая).

Убедившись, что кони благодаря своей силе и скорости могут быть очень полезными во время охоты и на войне, к тому же кормить их не надо — трава растет повсюду, — индейские племена воспользовались появлением «ничейных» лошадей. Они стали ловить диких мустангов, а затем повторно приручать.

Пинто и аппалуза

Лошади так легко и естественно вошли в культуру индейцев, как будто всегда были ее неотъемлемой частью. «Трава прерий хранила воспоминание о них» — такое объяснение обычно приводят коренные жители Америки. Индейцы оказались прекрасными наездниками. Предпочтение они отдавали пегим лошадям — пинто и аппалузе. Первая стала любимым конем команчей, а позже и ковбоев.

У нее плавный, удобный ход и уникальный окрас: темные пятна определенной формы и величины по белому фону (тобиано) или белые пятна — по гнедому (оверо). Вторая — результат селекции индейского племени не-персе (фр. nez perce — «проколотый нос»), которые называли аппалузу «железным сердцем» за смелость, молние носный разгон и выносливость.

Ее окрас еще живописнее, чем у пинто, — чубарая масть шести типов («леопардовая», «снежок», «иней» и т. д.). Свое название порода получила по реке Палоуз, на берегу которой паслись эти пестрые скакуны. Белые поселенцы говорили о них как о «лошадях Палоуза» (a Palouse horses), что со временем превратилось в «аппалузу». После победы американской армии над племенем не-персе в 1877 г.

порода пришла в упадок. Выжившие кони пополнили табуны диких лошадей.

Лошади Вайоминга

Индейское племя чайенны облюбовали для себя дикую лошадь Вайоминга, обладающую особенным «чувством скота», т. е. умеющую работать посреди стада быков. С ней они охотились на бизонов и воевали.

Потомок коней, завезенных в Мексику Кортесом, внешне она очень похожа на мустанга. Эта порода одичавших лошадей, живущих на свободе в «красной пустыне» Скалистых гор, сумела приспособиться к неблагоприятному климату.

Несмотря на тяжелые условия, там обитает множество табунов дикой лошади Вайоминга. Из них время от времени отлавливают коней для родео.

Чинкотиги

В Северной Америке наряду с материковыми мустангами встречаются островные, низкорослые. Самые знаменитые из них — чинкотиги, которые живут в дикой природе на песчаных дюнах и соленых болотах островов Ассатиг и Чинкотиг, расположенных у берегов Виргинии.

Несколько столетий прожили чинкотиги на необитаемом острове Ассатиг. В 1920-х гг. его территория стала Национальным парком. Пожарная часть соседнего острова учредила опеку над дикими лошадьми.

Поскольку Ассатиг может прокормить без ущерба для флоры и фауны только 150 взрослых коней, все стадо раз в год перегоняют на Чинкотиг, где после ветеринарного осмотра и подсчета поголовья «лишних» выставляют на аукцион и продают по цене 1,5 тыс. долларов за лошадь.

Вырученные деньги идут на покрытие расходов по поддержанию породы и покупку техники для пожарной части.

Австралийский брамби

Самое большое количество диких лошадей в мире обитает в Австралии. Если мустанга называют конем американских прерий, то австралийского брамби — диким конем буша. Аборигены не знали лошадей до тех пор, пока во второй половине XVIII в. их не завез на континент английский мореплаватель Джеймс Кук.

Однако брамби ведут свое происхождение не от них, а от коней европейцев, прибывших в Австралию во время золотой лихорадки. Эти предоставленные сами себе неукротимые, умные и хитрые скакуны обладают исключительным инстинктом выживания. Они умеют прятаться в буше так, что даже самые опытные следопыты не могут их найти. Поймать брамби очень трудно, но объездить его еще труднее.

Недаром кони этой австралийской породы считаются самыми дикими из ныне живущих на свободе.

Французская камаргу

Среди диких коней Европы, пожалуй, самой загадочной и романтичной считается «белая морская лошадь» камаргу (от фр. Camargue — равнинная заболоченная местность на французском побережье Средиземного моря).

В обдуваемой ветрами дельте Роны, на покрытой солоновато-горькой водой земле уже более тысячи лет находят себе приют эти выносливые животные. В компании белых цапель среди зарослей тростника они бродят, пощипывая солоноватую траву.

Некрупные, плотного телосложения, с очень широкими копытами, которые не дают им проваливаться в мягкую почву сырых лугов, камаргу, предполагают ученые, являются прямым потомком доисторической лошади солютре, обитавшей в Западной Европе в палеолите.

Древние наскальные изображения чрезвычайно похожих на камаргу коней, найденные в пещере Ласко около Монтиньяка, — лишнее тому доказательство.

Фантастическое зрелище скачущих в морском прибое диких белых лошадей привлекает множество туристов в объявленные заповедными места.

С тех пор как часть области Камарг была преобразована в национальный парк, камаргу стали идеальным средством передвижения для желающих насладиться дикой красотой дельты.

Государство ненавязчиво опекает эту удивительную породу: спокойные, глядящие на мир умными глазами и очень смелые, камаргу обладают врожденным инстинктом собирать и вести скот. Их используют как для верховых прогулок, так и для загона боевых черных быков во время клеймения.

Источник: https://web-zoopark.ru/loshadi/sovremennye_dikie_loshadi.html

Лошади: дикие, домашние, одичавшие, свободные • Библиотека

Жизнь диких лошадей в природе

Лошади сыграли важнейшую роль не только в существовании некоторых природных комплексов, но и в истории человечества. С развитием технического прогресса им, казалось, не осталось места в современном мире. Однако и сейчас эти животные могут помочь в решении множества проблем: природоохранных, культурно-исторических, социальных.

Мамонтовая фауна

Табун бегущих лошадей — топот копыт, мелькающие ноги, развевающиеся на ветру гривы — символ мощи, неукротимости, свободы. Правда, увидеть такую картину сейчас мало кому удается. А вот раньше…

В позднем плейстоцене (126–12 тыс. лет назад) значительная территория Евразии была покрыта перигляциальными степями, которые представляли нечто переходное между известными нам сейчас степями и тундрой. Существовала на этих просторах так называемая мамонтовая фауна, в которой дикие лошади были многочисленными и разными.

О том, как они выглядели, дают представление облик лошади Пржевальского и мумии плейстоценовых лошадей, которые периодически вытаивают из вечной мерзлоты Якутии и Чукотки. Это были невысокие, плотного телосложения животные с однотонной мастью и стоячей гривой.

Климат менялся, представители мамонтовой фауны вымирали, первобытные люди активно охотились на крупных животных, в том числе и лошадей.

Дожили до исторического времени, видимо, три-четыре вида: тарпан (с лесной и степной формами), ленская лошадь и лошадь Пржевальского.

Судьба каждого из них достойна отдельного рассказа, но если коротко, то антропогенный пресс оказал на них всех самое неблагоприятное воздействие.

Ареал ленской лошади в постледниковое время оказался мозаичным, что на фоне продолжающегося изменения климата и возрастающей охотничьей активности человека, видимо, послужило причиной ее вымирания около 4 тыс. лет назад.

Тарпан продержался дольше: последние животные были истреблены в Восточной Европе в XIX веке.

Лошадям Пржевальского «повезло» больше. Вид оказался вытесненным в труднодоступные пустынные районы Центральной Азии и стал известен науке только в конце XIX века, но под натиском цивилизации через 70–80 лет и он из природы исчез. Одно из последних исследований, правда, заронило зерно сомнения в том, что лошадь Пржевальского была настоящей дикой лошадью, но об этом чуть позже.

Из оставшихся в зоопарках особей этого вида его численность была постепенно восстановлена до того уровня, когда стало возможным вернуть его в природу.

Сейчас обитающих на свободе лошадей Пржевальского можно увидеть в природных резерватах Монголии, Китая, Казахстана, Белоруссии.

А через некоторое время их природная популяция появится в оренбургских степях России, работы по ее восстановлению уже начаты.

Одомашнивание

На вопросы, где, когда и кем были лошади одомашнены, однозначных ответов до сих пор нет.

Основная проблема состоит в том, что на археологическом материале момент перехода от лошади-объекта охоты к лошади домашней поймать очень сложно.

Так как лошади населяли обширную степную зону Евразии, то приручить их могли где угодно и даже, возможно, не в одном месте, и произошло это примерно 6 тыс. лет назад.

Большинство ученых признают наиболее вероятным местом одомашнивания черноморо-каспийские степи. Сейчас активно обсуждаются в качестве родины домашней лошади еще и степи современного северного Казахстана. Здесь на раскопках поселений ботайской культуры найдены артефакты, которые могут свидетельствовать о самых ранних попытках разведения и использования лошадей в хозяйственных целях.

Эти ботайские, уже якобы одомашненные лошади оказались генетически очень близкими к современным лошадям Пржевальского. На основании этого был сделан сенсационный вывод: лошадь Пржевальского — вновь одичавшая домашняя лошадь. Однако это открытие скорее является доказательством неудачной попытки одомашнивания этого вида диких лошадей.

Не подтвердились и гипотезы происхождения очень своеобразных пород — якутской и испанской соррайя — непосредственно от плейстоценовых диких лошадей. Наиболее вероятным предком всех домашних пород считают европейского тарпана. А разнообразные породы лошадей, которых сейчас в мире более 400, являются результатом целенаправленной секции.

Большой и очень интересной группой пород оказываются так называемые местные, или аборигенные.

Это породы, которые выводились в отдельных географических районах под определенные нужды местного населения в течение многих столетий, и оказываются наилучшим образом приспособленными к конкретным климатическим условиям.

Эти, как правило, небольшие, коренастые лошадки оказываются крайне неприхотливыми к кормам и содержанию и обладают крепким здоровьем.

Подавляющее большинство аборигенных пород круглогодично свободно выпасаются, то есть самостоятельно добывают себе пропитание на пастбищах. Но технический прогресс и здесь создает проблемы для существования верных спутников человека.

Вымирающие породы

Россия в начале ХХ века была одной из самых конных стран мира. Имея большое разнообразие природных условий, она имела и достаточное количество адаптированных к конкретным местностям пород лошадей.

Однако время и технический прогресс вытеснили лошадь из большинства сфер повседневной жизни: 22% пород лошадей уже исчезли, а численность 29% пород или находится на нижнем пороге возможности сохранения, или их существование вообще ставится под сомнение.

С аборигенными породами связаны целые пласты истории и культуры регионов и народностей, в них проживающих. Исчезновение пород грозит утратой национальных традиций, национальной самоидентификации.

Эту истину осознали по крайней мере в Башкирии, Туве, Бурятии, Якутии, где с коневодством непосредственно связано сохранение традиционного образа жизни. Лошадей здесь используют и как рабочую силу, и как источник мяса, молока, шести.

В этих регионах существуют национальные программы поддержки коневодства, но в целом здесь численность лошадей достаточно большая, не вызывающая тревогу за их дальнейшее существование.

Значительно хуже обстоят дела с мезенской породой, печорской, приобской, тавдинской и др. Это лошади в основном рабоче-пользовательского назначения. С широким внедрением в сельском и частных подсобных хозяйствах механизации потребность в лошадиной силе резко снизилась.

Однако вместе с исчезновением из сел и деревень лошадей снижается занятость населения, теряются народные традиции и промыслы, возрастают социальные проблемы.

Так может быть национальные породы и их сохранение — это и есть одна из «скреп» российского общества, не надуманная, а вполне реальная?

Одичание как стихийный процесс

Несмотря на длительное совместное существование с человеком, лошади не утратили многих признаков своих диких предков. Они вполне в состоянии выжить самостоятельно в природе без поддержки человека. Помимо всего они оказываются чрезвычайно адаптивными к очень разным, порой экстремальным природным условиям.

Появление одичавших лошадей — чаще всего процесс случайный и стихийный. Лошадей «забывают» или бросают на произвол судьбы, или они убегают сами — вариантов много.

Самыми знаменитыми одичавшими лошадьми являются, пожалуй, американские мустанги. Но одичавшие лошади есть на всех континентах, за исключением, конечно, Антарктиды. Они освоили океанические побережья, северные пустоши, горы, пустыни (например, Намиб). Есть они и на территории России.

Немногочисленные группировки таких животных появляются в самых разных местах: на Кольском полуострове и в волгоградских степях, в Дагестане и Калмыкии, на островах в дельтах Дона и Волги, на Камчатке, Сахалине и Курильских островах.

Но большинство из них довольно быстро исчезает — охотников пострелять везде много.

Самой, пожалуй, крупной и существующей вот уже около полувека группировкой пока остается популяция на острове Водный на озере Маныч-Гудило, в Государственном природном биосферном заповеднике «Ростовский».

Целенаправленное одичание

Великолепные адаптационные способности к разным природным условиям домашних лошадей аборигенных пород и одичавших лошадей получили неожиданное применение в новой области.

Сокращение сельского населения и сельскохозяйственных угодий, антропогенное разрушающее воздействие на природу приводит к образованию значительных по площади, но разрозненных (мозаичных) территорий нарушенных и обедненных сообществ. Это уже не поля, но еще не настоящие луга, степи или леса.

Для ускорения их восстановления не хватает ряда видов животных, и прежде всего копытных. Именно они способны съесть и вытоптать сорную растительность, обогатить почву удобрениями, запустив процессы заселения территорий разнообразными животными и растениями, возвращая их к естественному природному состоянию.

Но в силу мозаичности и небольших площадей отдельных участков использование для этих целей диких копытных часто затруднено, да и многие их виды уже вымерли или истреблены человеком. Вот тут-то вспомнили про домашних животных.

Ревайлдинг (в буквальном переводе с английского — возвращение к дикому состоянию) — активно развиваемое ныне течение природовосстановительной технологии. В таких проектах используют аборигенные породы крупного рогатого скота и лошадей.

Они неприхотливы к кормам и условиям обитания и могут замещать дикие виды. При подборе пород стремятся использовать похожих по внешнему виду на дикие виды: туроподобный скот и тарпаноподобный польский коник — вот наиболее популярные.

Ревайлдинг-парков уже достаточно много в Европе, в них можно почувствовать себя словно перенесенным во времени — в эпоху позднего плейстоцена.

Есть и еще одно направление ревайлдинга. Оно связано с сохранением более щадящего для природы традиционного землепользования, национальных традиций и культуры.

И здесь опять главную роль играют местные, аборигенные породы скота и лошадей.

Если учесть, что тенденции к применению органического сельского хозяйства, развитию сельского и экологического туризма в последнее время возрастают, то есть надежда на решение сразу нескольких проблем.

Ну и про возможность полюбоваться на стада если и не исходно диких, то вольных лошадей тоже не стоит забывать.

Источник: https://elementy.ru/nauchno-populyarnaya_biblioteka/434473/Loshadi_dikie_domashnie_odichavshie_svobodnye

Как попасть в уникальный донской заповедник с дикими лошадьми

Жизнь диких лошадей в природе

Донской остров Водный – третий в мире и единственный в России, где живет табун диких лошадей. Это особо охраняемая территория, попасть на которую могут или сотрудники местного заповедника, или, причем всего на три часа, туристы в сопровождении экскурсовода и инспекторов, следящих за безопасностью не столько гостей, сколько здешней флоры и фауны.

Остров уникален, это совершенно девственная степь с ее не пуганными человеком обитателями. Чтобы попасть сюда, корреспонденту “РГ” пришлось ждать не один месяц, так как желающих очень много, а посетить этот природный оазис могут не более десяти человек в день, и не в любое время года, а лишь с апреля по июнь и с сентября по октябрь.

Таковы правила, цель которых – не нанести вред хозяевам острова.

Чтобы стать участником тура, нужна правильная одежда и везение. Дело в том, что можно проделать длинный путь, но если остров встретил вас плохой погодой – сильным ветром, дождем или палящим солнцем, увлекательное путешествие не состоится.

Ветер не даст возможности переплыть озеро на пароме, дождь – передвигаться по острову, солнце превратит пребывание в дикой природе в знойный ад. Поэтому сотрудники заповедника называют этот кусочек суши местом счастливых людей.

По их мнению, сюда попадают только везунчики.

: В Белоруссии стартовал сезон сбора клюквы

Кстати, желающих побывать на острове хватает. Едут со всей России. Тур, как говорится, в рекламе не нуждается. В визит-центре в поселке Волочаевском оплачиваем 900 рублей с человека. Нас знакомят с правилами поведения в дикой природе.

– В целях безопасности детям на остров нельзя, – предупреждает госинспектор-инструктор заповедника “Ростовский” Александр Семенов. – Здесь много змей, клещей, поэтому туристам резиновые сапоги обязательны, как и закрытая одежда и головной убор.

Кроме того, нельзя шуметь и близко подходить к табуну, минимальное расстояние до него – десять метров. Ведь в случае опасности спрятаться просто негде. После инструктажа едем на личном автотранспорте до переправы.

К озеру Маныч-Гудило ведет экологическая тропа с интригующим названием “Загадки Манычской долины”, она предназначена только для пеших прогулок и представляет собой гравийную тропинку около полукилометра длиной, идя по которой, туристы знакомятся с местной флорой.

– Ранней весной красота здесь неописуемая, – заманивает экскурсовод Анна Колганова. – Просто тюльпановый рай. Летом же вокруг шелестит ковыль. Он, как и степной тюльпан, занесен в Красную книгу. Мало кому известно, что этот степной старожил обладает лекарственными свойствами – лечит щитовидную железу.

На берегу нас ждет небольшой паром, вмещающий не более 15 пассажиров. На нем предстоит преодолеть примерно 800 метров, чтобы высадиться на острове. Плывем около получаса. Над нами летают чайки и пеликаны, на воде плавают красивые утки.

На Чукотке ученые впервые переговорили с белухами

На суше пересаживаемся на квадроциклы. Останавливаемся где-то на середине острова. Теперь нужно пройти пешком примерно полтора километра. Степь да степь кругом. Единственное разнообразие – овраги. От непогоды звери и птицы прячутся под десятиметровым обрывом озера.

Шагая по траве, надо быть предельно бдительным, чтобы не наступить на птичье гнездо или, что гораздо неприятнее, на змею. В ужасе отпрыгиваю от длинной тонкой полоски. Извиваясь, она исчезает из поля зрения. Но чаще всего встречаются безобидные гнезда жаворонков.

В глубине острова пробурена скважина, из нее пьют мустанги, так как в озере вода соленая.

– Иногда питьевую воду для лошадей приходится подавать с материка. Подвели к острову водопровод и установили корыта для водопоя, – уточняет экскурсовод. – Сюда в обед и приходят мустанги.

На первый взгляд кажется, что в табуне сотни животных, на самом деле их около 200, или 15 лошадиных семей, называемых косяками. Во всех лошадиных семействах в этом году произошло пополнение. К нам подходит холостяцкая группа – молодые жеребцы, которые еще не создали свою семью.

Удивительно то, что их привлекает… женский парфюм. Если понравится конкретный запах, жеребец движением головы приглашает даму пойти за ним в его будущий гарем: айда за мной вон туда.

За исключением любопытных жеребцов, остальные члены табуна не обращают на непрошенных гостей никакого внимания, занимаясь своими делами.

Близко подходить к остальным лошадям опасно. Матери и отцы маленьких жеребят могут наброситься на людей. Был случай, рассказывает инспектор, когда кобыла лягнула любопытную гостью с “материка”, разбив ей фотоаппарат и поранив руку.

В этом году первые жеребята родились в марте, но, случается, появляются еще в феврале. Численность табуна год от года растет. Если животных станет более 200, часть из них придется переправить на материк. Появление этих диких красавцев на острове – неразгаданная тайна.

Существует несколько версий, как это произошло, но на истину в последней инстанции не претендует ни одна из них.

На Байкале создадут геопарк ЮНЕСКО

По одной из легенд, чабаны пасли здесь овец, у них были лошади, которых люди не стали забирать домой, а оставили жить в природе, и они одичали. Другая связана со старым санаторием, построенным еще в XVIII веке и расположенным неподалеку, на берегу озера Русского.

По этой версии, лошадей завезли по распоряжению администрации санатория, чтобы подавать кумыс отдыхающим. Есть и третья: лошадей спрятали на острове казаки в период раскулачивания, чтобы потом за ними вернуться. Разгадка может быть и совсем проста.

Старожилы рассказывают, что до 1948 года, пока озеро не опреснилось, нынешний остров был полуостровом. Как бы там ни было, сегодня эти грациозные четвероногие – полноправные хозяева.

Туристам может повезти, и они станут свидетелями незабываемого зрелища – лошадиного поединка, когда взрослые жеребцы дерутся между собой из-за кобылы. Это жестокая битва.

Соперники бьют друг друга передними копытами до рваных ран, которые, слава богу, лечатся соленой водой озера. На этот раз экскурсия была мирной и принесла всем только положительные эмоции, за исключением встречи со змеей.

Лошади вели себя дружелюбно, вообще складывалось впечатление полной идиллии. И все мы чувствовали себя действительно счастливыми на счастливом острове.

Тем временем

Кроме российского острова Водного, дикие мустанги живут еще всего в двух местах на Земле: на соседних островах Ассатиг и Чинкотиг в США (животные мигрируют с одного на другой) и на острове Сейбл в Канаде. Причем Сейбл – живой остров, он движется и имеет репутацию проклятого места.

Никто не может с точностью сказать, сколько кораблей здесь погибло, это “кладбище Атлантики”. Дикие лошади острова Сейбл – еще одна загадка. Существует мнение, что животные оказались на Сейбле после кораблекрушения в конце XVIII века и выжили, адаптируясь к здешним суровым условиям.

В шестидесятых годах прошлого века Канада взяла их под свою защиту.

Источник: https://rg.ru/2017/10/05/reg-ufo/kak-dikie-loshadi-popali-na-donskoj-ostrov.html

Знай ферму
Добавить комментарий